Вещи преподобного Серафима Саровского в Дивеево

     

   Вскоре после погребения преподобного Серафима Саровского родилась мысль о сохранении памяти о великом старце. Стали собирать и хранить его портреты. Так, мать дивеевской сестры Анастасии Протасовой, имея большую приверженность к Серафиму, просила раз у него благословения списать его портрет. Отец Серафим отвечал на это: "Кто я, убогий, чтобы писать с меня вид мой? Изображают лики Божии и святых, а мы - люди, и люди-то грешные..." Но мать сестры Анастасии стала умолять его с настойчивостью не отказать ей. Тогда только из уважения к ее усердию он уступил ее желанию и сказал: "Это в вашей воле.

Пусть будет по вашему усердию". Благодаря таким убеждениям были собраны и доныне находятся в Саровской обители, в квартире настоятеля, два верных изображения старца Серафима: одно написано в то время, когда старцу было около 50 лет. Отец Серафим представлен с открытою главою; лицо у него чистое, белое, глаза голубые, нос прямой, с небольшим возвышением, волосы светло-русые, густые, с проседью; усы и борода густые, тоже с проседью; рука одна с другой соединены на груди. Старец стоит одетым в мантию. Этот портрет написан художником Академии Дмитрием Евстафьевым для госпожи Анненковой и ею передан в Саровскую пустынь.
Другой портрет, находящийся также в келье Саровского строителя, написан с натуры лет за пять до кончины старца. Отец Серафим изображен в мантии, епитрахили и поручах, как он приступал к причастию Святых Тайн . По этому портрету видно, что лета и иноческие подвиги имели влияние на внешний вид старца. Здесь лицо представлено бледным, удрученным от трудов. Волосы и на голове, и на бороде густые, но не длинные и все седые. Правая рука положена на епитрахили у груди.
Этот портрет написан художником Серебряковым, который был после иноком Саровской обители и в ней опочил вечным сном. Художники Саровской пустыни кроме портретов написали на полотне картину смерти святого Серафима, снимок с которой при жизнеописаниях прилагался с немногими взятыми с действительности дополнениями в подробностях. Те лица, у которых были вещи Серафима, тщательно стали хранить их у себя, а другие старались приобрести что-нибудь из его вещей на память себе. По завещанному с давних пор в Саровской обители порядку все вещи после смерти брата сносятся в так называемую рухальную (кладовую рухляди) и делаются общим достоянием обители. Вся- кий брат, в чем нуждается, то и берет из рухальной и, износивши одну вещь, переменяет на другую.

   Вещи Серафима, поступившие в то же хранилище, не остались там, но по усиленным просьбам почитателей старца розданы были для них старшими из братии - о. Нифонтом и о. Исаиею. Так, у инока Саровской пустыни Гавриила был портрет Серафима. Счастливый владетель так дорожил им, что не хотел никому показывать его, и если показывал самым близким особам, то никак не выпускал его из своих рук.

Крест медный, который Серафим всегда носил на себе поверх одежды, по благословению преосвященного Иеремии, бывшего епископа Нижегородского, хранится в Дивееве в церкви Преображения Господня. Большой же железный крест, который носил старец под одеждою на шее, находится в Саровской пустыни.
  Господа Тепловы, прослышав о смерти старца Серафима, прислали из Таганрога нарочного в Саров получить что-нибудь из его кельи. И им посланы были два кувшина, которыми подвижник носил для себя воду. Оба кувшина были наполнены водою из Серафимова источника.
  У одной из сестер Дивеевской общины, а именно у Параскевы Ивановны, остался топорик, которым работал Серафим в пустыни. Сестра берегла его еще при жизни старца как необыкновенную драгоценность, потом согласилась передать его своей начальнице для хранения в пустынной келье о. Серафима.
 Госпожа Мария Колычева, бывшая в близком духовном общении с другим затворником того времени Георгием Задонским, с восторгом написала ему, что она после смерти о. Серафима получила из его кельи белый полотняный платок, лампаду и стаканчик, обе последние вещи в звездочках.
 Две ряски из оставшихся после смерти Серафима переданы были сестре Дивеевской общины, из коих одну сестра носила на себе, а другую выпросила для себя госпожа Колычева.
 Волосы Серафима, два раза выпадавшие в виде войлока с головы его после двух болезненных его страданий, хранились у дивеевской церковницы Ксении Васильевны и у Саровского старца отца Феодосия.
 Камни, на которых старец для умерщвления искушения врага восходил молиться в течение тысячи суток, перенесены в Дивеевскую общину.
 Тот из них, на котором он стаивал днем в своей келье, находится в прежнем своем виде в Преображенской церкви в Дивееве. От другого из этих камней, на котором батюшка Серафим молился ночью под открытым небом, остался один обломок, потому что благочестивые посетители Сарова, осматривая места, на которых о. Серафим подвизался, постоянно отбивали от него части и увозили с собою.
  И этот остаток, имеющий около аршина в диаметре, вскоре после кончины старца также перевезен в Дивеево и положен в той же Преображенской церкви. Келья, в которой преподобный Серафим подвизался в дальней пустыни, куплена Н. А. Мотовиловым и также перевезена в Дивеевскую обитель.
 В ней совершается теперь неусыпное чтение Псалтири за упокой в Бозе почивших представителей царского рода, пастырей Церкви, отца Серафима, усопших сестер обители и других благодетельствовавших ей при жизни особ. А другая подвижническая келья отца Серафима - в Дивееве же - обращена в алтарь храма Преображения Господня.
  Образ Царицы Небесной, Радости всех радостей, написанный на полотне, натянутом на кипарисную доску, стоявший в монастырской келье отца Серафима, находится теперь в соборе Дивеевской обители. Усердием Наталии Ивановны Богдановой на нем положена серебряная вызолоченная риза. Пред ним в определенный день недели поется акафист Спасителю и Божией Матери.