Святоостровский скит (Александра Свирского) на Валааме

     

   Путь к святому острову, где находится самый удаленный из всех Валаамских скитов, проходит мимо отвесных скал. Грозные и суровые они закрывают от праздных глаз место духовных подвигов преподобного Александра Свирского. Здесь 500 лет назад в пещерке вырубленной скалы, он подвизался в посте и молитвах. Александр Свирский пришел на Валаам когда ему было 19 лет. 7 лет он прожил на острове послушником, а 1474 году принял монашеский постриг с именем Александр. Трудясь в пекарне, он до изнеможения таскал воду и дрова из леса. Вся жизнь его была аскезой. Он раньше всех являлся в монастырскую церковь и всегда стоял на одном месте, сосредоточившись на молитве так, что даже не переступал ногами. Во всякое время употреблял только хлеб и воду, и то в малом количестве. Одежду носил такую, что по выражению его ученика, он едва прикрывала его наготу. 
   О Александре пошла молва как о великом подвижнике, но загрустил молодой монах, ведь он стремился не к славе. По благословению игумена смиренный инок поселился на острове, который впоследствии и в память о преподобном Александре был назван Святым. В крохотной пещере на уединенном далеком острове инок прожил 7 лет. Это удивительное святое место сохранилось до наших дней. При входе плечи задевают за стены. Едва теплящийся перед образами свет лампады освящает все пространство кельи.
   И больше здесь ничего нет кроме голого камня. Иконы дают нам возможность увидеть то, что нам никогда не будет дано и то, что видел своими глазами преподобный: три мужа в светлых одеждах сияющих невыразимым, светом берут его за руку. Александру Свирскому как и праотцу Аврааму являлась сама Святая Троица. В житие преподобного Александра сказано, что от великих трудов кожа на теле его сделалась такой жесткой, что не боялась и каменного ударения. В этой открытой всем Ладожским ветрам пещере закалилось тело святого настолько, что превратилось в неуничтожимый светильник души, и этот Божественный отсвет, приобретенный здесь, святой Александр понес позже с собой на берега реки Свирь, где по велению Божией Матери он основал монастырь. 
   В XV веке ушел с берегов Ладоги преподобный Александр, а в середине XIX века по благословению игумена Дамаскина на острове был создан скит, возведена часовня со временем перестроенная в храм. Небольшую деревянную церковь освятили во имя преподобного Александра Свирского. Служба в храме совершалась в праздники, в будние дни неусыпно читалась Псалтирь. Скит этот, в котором к тому времени проживало 8 иноков, отличался строгим уставом. Молочную пищу, братья не вкушали даже в обычные дни.
   Деревянный храм эпохи Дамаскина не сохранился. Но во время возрождения Валаамской обители выстроен новый храм, полностью уподобленный прежнему. В его скромной деревянной простоте и скудном убранстве царит необыкновенный покой, и рука сама тянется к лежащему на подоконнике акафисту. Пока не помолишься Александру Свирскому, не захочешь уйти из храма. Но и после невозможно расстаться в мыслях с его образом. Перед глазами словно клеймы с иконы встают эпизоды из жизни преподобного. Вот лежат возле церкви дрова, будто Александр Свирский наколол их как сделал это 600 лет назад, когда к нему, уже игумену монастыря, пришел эконом и попросил послать в лес за дровами какого-нибудь праздного монаха. Я празден, отвечал преподобный, взяв топор и отправившись в лес.