Мощи адмирала Федора Ушакова в Санаксарах

     

   Когда 11 августа 1787 года Турция объявила войну России турецкий флот насчитывал семнадцать линейных кораблей и восемь фрегатов, в русской эскадре, авангардом которой командовал капитан бригадирского ранга Феодор Ушаков, было всего два линейных корабля и десять фрегатов. 29 июня 1788 года противники обнаружили друг друга и, находясь во взаимной близости, старались занять выгодную позицию и сохранить линию баталии. 3 июля у острова Фидониси турецкий флот всей мощью своей линии стал спускаться на русские корабли. Авангардный отряд Ушакова, «употребив старание и искусство», прибавил парусов и решительным маневром лишил возможности командующего турецким флотом Эски-Гассана охватить русские корабли и взять их на абордаж. Вместе с тем Ушаков отрезал от основных сил два передовых турецких корабля. Те, в свою очередь, обнаружив свое гибельное положение, не дожидаясь никакого сигнала, бросились спасаться бегством «с великой поспешностью». Эски-Гассан вынужден был пуститься вдогонку своим кораблям. Победа была за русской эскадрой. Впервые в открытом бою малочисленный русский флот одержал победу над превосходящими силами противника.
   В начале июля 1790 года, недалеко от Керченского пролива, произошло очередное сражение, в котором эскадра Ушакова вновь одержала блистательную победу. Князь Потемкин докладывал Императрице: «…бой был жесток и для нас славен тем паче, что жарко и порядочно контр-адмирал Ушаков атаковал неприятеля вдвое себя сильнее… разбил сильно и гнал до самой ночи… Контр-адмирал Ушаков отличных достоинств. Я уверен, что из него выйдет великий морской предводитель…» Екатерина II отвечала: «Победу Черноморского флота над Турецким мы праздновали вчера молебствием у Казанской… Контр-адмиралу Ушакову великое спасибо прошу от меня сказать и всем его подчиненным». После поражения при Керчи разбросанный по всему морю турецкий флот вновь стал собираться в единую эскадру. Султан Селим III жаждал реванша. В помощь своему командующему Гуссейн-паше он дал опытного адмирала Саид-бея, намереваясь переломить ход войны в пользу Турции.
   Утром 28 августа турецкий флот стоял на якоре между Гаджибеем (впоследствии Одессой) и островом Тендра. И вот, со стороны Севастополя Гуссейн-паша увидел идущий под всеми парусами Русский флот. Появление эскадры Ушакова привело турок в чрезвычайное замешательство. Несмотря на превосходство в силах, они спешно стали рубить канаты и в безпорядке отходить к Дунаю. Ушаков, мгновенно оценив ситуацию, приказал эскадре нести все паруса и, подойдя к противнику на дистанцию картечного выстрела, обрушил всю мощь бортовой артиллерии на передовую часть турецкого флота. Флагманский корабль Ушакова «Рождество Христово» вел бой с тремя кораблями противника, заставив их выйти из линии.

   Русские суда храбро следовали примеру своего предводителя. Теснимые передовые неприятельские корабли принуждены были пуститься в бегство, флагманский корабль Саид-бея 74-пушечный «Капудания», будучи сильно поврежденным, отстал от турецкого флота. Русские корабли окружили его, но он продолжал храбро защищаться. Тогда Ушаков, видя упорство неприятеля, направил к нему флагманский корабль и, подойдя на расстояние тридцати саженей, сбил с него все мачты; затем встал бортом против носа турецкого флагмана, готовясь к очередному залпу. В это время «Капудания» спустил флаг. «Люди неприятельского корабля, — докладывал впоследствии Ушаков, — выбежав все наверх, на бак и на борта, и поднимая руки кверху, кричали на мой корабль и просили пощады и своего спасения. Заметя оное, данным сигналом приказал я бой прекратить и послать вооруженные шлюпки для спасения командира и служителей, ибо во время боя храбрость и отчаянность турецкого адмирала Сайд-бея были столь беспредельны, что он не сдавал своего корабля до тех пор, пока не был весь разбит до крайности». Когда русские моряки с объятого пламенем «Капудании» сняли капитана, его офицеров и самого Саид-бея, корабль взлетел на воздух вместе с оставшимся экипажем и казной турецкого флота. Взрыв огромного флагманского корабля на глазах у всего флота произвел на турок сильнейшее впечатление и довершил победу, добытую Ушаковым при Тендре. В честь этой победы русского флота день 11 сентября стал днем воинской славы России.
   По возвращении в Севастополь командующим флотом Феодором Ушаковым был дан приказ, в котором говорилось: «Выражаю мою наипризнательнейшую благодарность и рекомендую завтрашний день для принесения Всевышнему моления за столь счастливо дарованную победу; всем, кому возможно с судов, и священникам со всего флота быть в церкви Св. Николая Чудотворца в 10 часов пополуночи и по отшествии благодарственного молебна выпалить с корабля «Рождества Христова» из 51 пушки». В 1791 году русско-турецкая война завершилась блистательной победой контр-адмирала Феодора Ушакова у мыса Калиакрия.
   Вот же дивный человек! Он оставался почитаемым при всех властях и правительствах России. В советские времена его именем называли воинский орден и военные корабли, а гонимая Советами Русская Церковь прославила Ушакова в лике святых. Как удалось этому человеку среди бесчисленных сражений не потерять ни одного русского корабля, не отдать в плен ни одного русского матроса? Даже турки, которых он славно бил на Черном море, из уважения наградили его высшей наградой Османской империи «Челенг», с почтением и страхом называли его «Ушак-паша». Он проявил себя как прекрасный организатор, талантливый стратег, искусный политик и дипломат.
   И при этом был крайне скромным, сдержанным, набожным человеком. Большое влияние на формирование будущего полководца оказал его дядя, тоже Феодор Ушаков, преподобный игумен Санаксарской обители. В юности отец Федор был сержантом Преображенского полка, но вскоре бежал из полка в северные леса в поисках пустынножительства. Через шесть лет был схвачен и привезен в Петербург. Но богомольная императрица Елизавета Петровна чтила монахов и поэтому благословила пострижение молодого пустынножителя. И вскоре он стал игуменом Санаксарского монастыря.