Мощи Александра Исповедника в Санаксарском монастыре

   Преподобноисповедник Александр (в миру Георгий Андреевич Уродов) родился 4 апреля 1882 года в селе Невежкино Чембарского уезда Пензенской губернии в крестьянской семье. В юные годы стал послушником в Санаксарском монастыре. 30 августа 1911 года он был пострижен в монашество с именем Александр в честь благоверного князя Александра Невского. Вскоре становится иеромонахом. Когда ему едва исполнилось тридцать лет, стал казначеем монастыря. В мае 1915 года скончался настоятель монастыря Архимандрит Августин, и братия на общем собрании тайным голосованием выбрала его в настоятели. Вскоре Архиепископ Кирилл (Смирнов), будущий Священномученик, возвел отца Александра в сан игумена. Ему в ту пору исполнилось только 33 года. 
   Не долго настоятельствовал в Санаксарском Рождества Богородицы монастыре игумен Александр. Он старался вернуть монастырь к тому строгому уставу, по которому жила обитель при известном подвижнике Феодоре Санаксарском (ныне причислен к лику святых). Не всем это нравилось. К тому же «дух времени» – безбожного, революционного – проник и в стены святой обители. Духовная судорога, прошедшаяся по всей России, не миновала и этот монастырь. Часть братии во главе с казначеем отцом Венедиктом стали писать на настоятеля доносы Архиерею и светским властям (впоследствии обвинения против отца Александра не подтвердились). На поводу у горстки смутьянов пошли и другие монахи. Игумена Александра сместили с должности настоятеля. Законно избранного настоятеля держали в одиночном заключении в келье. Место настоятеля занял бывший казначей отец Венедикт. Большевики одобрили смещение преданного церкви игумена. Их больше устраивал новый настоятель.        Потерпев гонение от лжебратии в своей обители, игумен Александр переходит в Казанскую епархию, где его духовный наставник, Владыка Кирилл (Смирнов), в то время уже Митрополит Казанский, назначает его наместником Седмиезерской пустыни в сане Архимандрита. 
   Летом 1922 года началась обновленческая смута. Архимандрит Александр активно выступил против «живоцерковников», он также был против изъятия церковных ценностей, осуществлявшегося властями. Он открыто отказался платить налоги за использование под церковь помещения, так как «советская власть не имеет права брать деньги за монастырские помещения». Нашлись иуды и лжесвидетели как из числа духовенства, так и из мирян. В результате отец Александр был арестован в 1928 году. Был обвинен в ведении антисоветской пропаганды и агитации. Виновным себя не признал. Его заключили в соловецкий концлагерь сроком на три года. Когда закончился срок заключения, был выслан на Урал. А в 1938 году переехал в Кировскую область и служил настоятелем церкви села Соболевка Санчурского района Кировской области. Когда церковь закрыли, он остался жить в небольшом домике возле храма. Устроился на работу лесорубом в леспромхоз. Служил тайно у себя на дому. К нему обращались за духовной помощью жители не только этого села, но и окрестностей. Его почитали как старца и прозорливца. Жил он тихо, молитвенно, никто не слышал, чтобы он хоть на кого-то повысил голос. Местные жители вспоминают: «Он жил так, что у него и на койке-то ничего не было. Только фуфайка была. И вот хоть укутывайся, хоть в голову клади... Он, верно, все в молении был, а не во сне». Следующий случай записан со слов восьмидесятитрехлетней Зои Ивановны Китаевой из Санчурска, он свидетельствует о строгом монашеском устроении отца Александра. Однажды раба Божия Евдокия, жившая за Волгой (это около ста километров от села Соболева), пришла к старцу, чтобы причаститься Святых Христовых Таин. «Они жили за Волгой, а мать ее тут, в Авдотьеве жила, - вспоминает Зоя Ивановна. – Вот она из-за Волги пришла причаститься. Причастилась у отца Александра и говорит: я зайду к маме, тут недалеко. А он ей не разрешил. Не дал благословения. Говорит: «Нет. Не ходи к маме. Вы сойдетесь – разговоры у вас будут всякие. А ты только сейчас причастилась». Булочка, говорит, у него была, кто-то дал ему, так он эту булочку мне отдал и говорит: «Иди с Богом. А к матери зайдешь в другой раз... А сейчас иди домой». Она его послушала, пошла домой. 

   Архимандрит Александр отошел ко Господу 14 августа 1961 года, на праздник Происхождения Честного и Животворящего Креста Господня. Среди поминаемых в этот день святых значится мученик Александр. Долгое время его могила была почитаема в округе. Но в селе, в котором он похоронен, сейчас осталось всего два дома. И постепенно почитание праведника в этом краю угасло. В это время и вспомнили о своем незаслуженно изгнанном игумене санаксарцы.
  Иеромонах Дамаскин (Орловский), автор нескольких книг о Новомучениках Российских, давно знал о почитаемой могиле Архимандрита Александра, - рассказывает иеромонах Тихон. – Вместе с ним мы по благословению наместника Санаксарского монастыря Архимандрита Варнавы поехали в Кировскую область обретать мощи праведника. Не обошлось без неожиданностей. Ночью на Вятской земле мы заблудились – но вскоре нам попалась машина с подгулявшими местными жителями. Они и указали нам дорогу к селу, где похоронен отец Александр.
- Обретение мощей состоялось утром 18 сентября 2001 года. Раскапывали могилу мы довольно долго – грунт был твердый. Было и искушение. Нам попались какие-то доски, мы обрадовались, думали, что это гроб отца Александра. Принялись копать дальше – но там ничего не оказалось. Мы приуныли, подумали, что может быть старца куда-то перезахоронили задолго до нас. Но все же стали копать дальше. И потом наткнулись на его гроб. Оказалось, что эти первые доски были не от гроба. На вятской земле есть традиция над гробом делать домовину. А вот ее–то мы и приняли по ошибке за гроб. Вскоре мощи были обретены, и мы отправились в обратный путь. Предварительно поговорили с немногочисленными местными жителями. Некоторые из них еще помнят отца Александра, называют его праведником... А возвращение в Санаксары было триумфальным. Еще из Темникова я позвонил в обитель и сообщил, что мы уже возле монастыря.    Встречали нас колокольным звоном, с пасхальной радостью. В этот день в монастыре почти не было паломников. Своего некогда изгнанного игумена встречала только братия монастыря... А о том человеке, кто поднял бунт против законного своего игумена, нынешний наместник монастыря Архимандрит Варнава даже не благословил молиться в храме... 
   Вскоре после перенесения обретенных мощей отца Александра монастырь подал о нем материалы в комиссию по канонизации, и он был причислен к лику святых как преподобноисповедник. 
    Добрый знак – возвращение в монастырь некогда изгнанного игумена. Значит, закончилась «революционная» смута в умах, и все возвращается на круги своя. Настало время собирать некогда разбросанные камни. В общей битве за Россию, которую ведут вместе с нами новомученики и исповедники наши, важно имя каждого праведника. Займет достойное место в этом ряду и отец Александр (Уродов). 
   И еще потому так важна для нас эта история с изгнанием праведника из монастыря и его возвращением в Санаксары, что она учит: правда все равно восторжествует – не при жизни праведника, так после его смерти.

Тропарь Преподобноисповеднику Александру (Уродову), глас 5 
   В страданиях веры ради Христовы мужески подвизался / изгнание, заточение и лишения претерпел еси / сего ради светильник Премудрости